«Моя соседка, имевшая бизнес при Украине, едва сдерживала слезы». Как сегодня живет Крым

09.08.2018 12:49   Елена Степницкая
«Моя соседка, имевшая бизнес при Украине, едва сдерживала слезы». Как сегодня живет Крым

Три года не была в Крыму, хотя там у меня квартира и, соответственно, проблема.
Переезд также одна из проблем. Пересечение украинского блокпоста и российской границы заняло три часа, и то потому, что очень повезло.
В отличие от 15-го года порадовало то, что на въезде не было российской вывески Крымский федеральный округ, было написано Республика Крым. Оказалось, теперь Крым включен в Южный федеральный округ, что вуалирует в какой-то степени существующее положение дел, но сделано, наверняка, не случайно, поскольку случайно в России не делается ничего.
Через 9 часов после выхода из поезда, мы, наконец, приехали в Партенит. Как многим известно, в Партените два огромных санатория с пляжами – «Крым» и Айвазовское. Первым сюрпризом была цена входа в санатории. 100руб (около 45грн) в санаторий Крым, а в Айвазовку 10 дол, как при Таруте.
Лежаки и зонтики за дополнительную плату. Предъявив паспорта (иначе не пропускают), и заплатив за вход в санаторий Крым, мы надеялись пообедать в одном из самых давних и приличных ресторанчиков с названием «Партенит».
Вошли в парк и удивились отсутствию людей. Дошли до пляжа под «Медвежонком», где чаще всего купались обычно, и были поражены: на пляже было несколько человек.
На других пляжах ситуация была аналогичной. На главной аллее парка вдоль моря встретили только нескольких человек.
Дошли до ресторанчика, оказалось, что он закрыт, равно, как и все остальные рестораны и кафе, и даже магазинчики, находившиеся на территории санатория. Так что мы не смогли купить даже бутылку воды или выпить кофе.
Пошли на городской пляж, куда переместилась основная жизнь поселка, там оказалось побольше людей, что видно на последней фотографии.
В кафешке на городском пляже, от бывшей владелицы некогда популярной кафешки санатория, мы узнали, что администрация санатория всем владельцам заведений общепита сказала, что в их услугах не нуждается, а потому большая часть этих людей оказалась без работы.
К счастью для жителей Партенита, оба санатория поселка – бюджетные, а потому основные рабочие места пока сохраняются, хотя и сокращены, поскольку два самых крупных высотных корпуса закрылись, говорят, на реконструкцию, хотя это были наиболее новые корпуса.
Правда, наши соседи рассказали, что сегодняшние российские военные не хотят ездить в Крым, а потому сюда отправляют самых престарелых и, как говорят работники, санаторий превращен в дом престарелых. При Украине в этом санатории обслуживалась элитная часть военных, а соответственно была абсолютно другая ситуация.
В сравнение с 15 годом в Крыму почти в полтора раза сократились зарплаты, средняя зарплата в санатории составляет около 20000 (около 9 тыс.грн). С переходом в Южный федеральный округ, почти в полтора раза в сравнение с 15 годом сократились и вновь назначаемые пенсии, которые в среднем теперь составляют около 8 тыс.руб, т.е. около 3,5 тыс.грн.
Теперь о ценах. По отношению к нашим они выглядят следующим образом. Мясо сырое, независимо от частей на 10-15% дороже, чем у нас. Колбасы и копчености дороже на 25-30%, но большей частью малосъедобны, более-менее годится к употреблению севастопольская продукция. Молочные продукты дороже на 30-50%, молоко – на 10%. Хлеб дороже в полтора раза. Овощи и фрукты дороже в 2-3 раза.
Вкусный кофе выпить негде, говорят, он не пользуется спросом из-за дороговизны. Чашка примитивного кофе стоит 60 руб, т.е. почти столько, сколько у нас качественный. В кафе, что есть в поселке, народу очень мало. Мы ходили в татарские заведения, где все же более приличное качество еды. Еда обходилась приблизительно в 300-400 грн.
Аналогичной была цена и в алуштинских и ялтинских кафешках. Причем, и в Ялте, и в Алуште людей сравнительно мало. На приморской аллее в Ялте нет толпы гуляющих, прогуливалось не более пяти сотен людей от порта до Ореанды. В нашей любимой чебуречной в Ялте, около массандровского пляжа, было занято только несколько столиков, что непривычно для такого периода времени.
Своим материальным положением люди сегодня недовольны, но о настроениях предпочитают не говорить. И это тоже новые реалии Крыма.
Из разговоров с разными людьми, в т.ч., занимающимися бизнесом в Крыму, узнали, что основная масса крымчан считает, что при Украине было лучше, а главное, что с ними считались, и к ним ездили отдыхать, а сегодня основной доход потерян.
Моя соседка, имевшая магазин, и процветающий бизнес при Украине, сегодня жалуется, что едва-едва сводит концы с концами. Но главной реалией для крымчан стало то, что в России – Крым в пасынках, а потому свои недовольства выражать не может, и вряд ли может рассчитывать на лучшее.
Когда мы уезжали, моя соседка едва сдерживала слезы, и я думаю, жалела об участии в референдуме, на который я когда-то советовала ей не ходить. Как проголосовал бы Крым сегодня? Если бы референдум был не под дулами оружия, то вряд ли на него пришло бы даже процентов 10.
Но моя точка зрения по вопросу об оккупированных территориях такова – они нам сегодня не нужны. Пусть пройдет хотя бы лет 20. Потом наши дети или внуки, возможно, найдут подходящее решение. Сегодня его нет, поскольку горечь обид и утрат слишком остра, и не принесет ничего, кроме усиления противостояния в Украине, которую и без того раздирают на части правители и свои, и чужие, а также радикалы с обеих сторон, зарабатывающие немалые деньги на этом противостоянии.«Моя соседка, имевшая бизнес при Украине, едва сдерживала слезы». Как сегодня живет Крым
«Моя соседка, имевшая бизнес при Украине, едва сдерживала слезы». Как сегодня живет Крым
«Моя соседка, имевшая бизнес при Украине, едва сдерживала слезы». Как сегодня живет Крым

Источник

Динамика курса валют на 20.08.2018

Нефть Brent
$71.83
+0.56%

Лента новостей